Четверг, 11 Февраль 2016 00:00

Фрида Кало

3 февраля в Петербурге открылась выставка известной мексиканской художницы Фриды Кало. В Музей Фаберже привезли больше тридцати работ мексиканской амазонки авангардной живописи, а также множество фотографий и народных костюмов.

Выставочный график произведений Фриды Кало расписан на несколько лет вперед. За ними в прямом смысле слова стоят в очереди. Годами крупные художественные галереи и музеи всего мира борются за право выставить полотна мексиканской художницы в своих залах.

Это связано с тем, что основная часть произведений (около 250 работ) хранится в «Фонде Фриды Кало и Диего Риверы». Все эти вещи с 1984 года являются национальным достоянием Мексики, и большая их часть не может вывозиться за пределы не только Мексики, но и даже перемещаться внутри Мехико.

Последние десятилетия слава амазонки мексиканского авангарда неумолимо растет. При жизни о творчестве художницы, очень неоднозначном и во многом провокационном, предпочитали говорить как можно меньше. Если о современницах Кало на местной художественной сцене − Ремедиос Варо и Леоноре Каррингтон неустанно говорили, много и охотно писали, то о творчестве Фриды Кало до какого-то момента художественные критики намеренно умалчивали. Фактически, до 1993 года, когда в свет вышла книга Жана-Мари Гюстава Леклезио «Диего и Фрида», мексиканская художница была мало кому интересна. Яркий тому пример − афиша первой персональной выставки Фриды Кало, которая состоялась в Америке в 1939 году. Имя Фриды было ниже дополнено фамилией мужа, Диего Риверы − уже состоявшегося и широко известного на тот момент художника. Сейчас же зрителю, скорее, в первую очередь придется объяснять, кто такой Ривера, − Фрида Кало в особом представлении не нуждается.

Незаурядная биография художницы, по которой написаны книги и сняты фильмы, яркая, ни на что не похожая и несколько болезненная живопись, да и исключительная внешность Фриды настолько растиражированы, что неудивительно, если в Музее Фаберже зрители будут искать подтверждения сложившегося образа.

Выставку открывает один из первых рисунков Фриды – «Авария». Он выполнен в традиции так называемых ретабло − небольших посвятительных изображений, которые приносились верующими в дар церкви, как благодарность за спасение. С «Аварии» начинается выставка, равно как с нее же начинается творческий путь художницы. Именно чудовищная автодорожная катастрофа привела Фриду к живописи.

Когда ей исполнилось пятнадцать, она поступила в одну из самых престижных школ Мексики, где изучала медицину, – Фрида хотела стать врачом, посвятить этому делу жизнь. Но спустя три года случилась непоправимая катастрофа, которая в корне изменила и, вместе с тем, определила всю ее дальнейшую судьбу. 17 сентября 1925 года Фрида села в переполненный автобус, в который на полном ходу, не снижая скорости, въехал трамвай. Куски металла c удивительной легкостью пробили деревянную кабину старого автобуса. Один из поручней пронзил Фриду насквозь, сломав позвоночник девушки сразу в трёх местах. Позже в больнице были обнаружены переломы ребер, одиннадцать переломов правой ноги, вывих и раздробление стопы. Врачи были единодушны в своих мрачных прогнозах, но Фрида выжила вопреки всем диагнозам. Последствия этой ужасной катастрофы преследовали художницу до самой смерти. Она так и не смогла иметь детей – у нее было три выкидыша; неотъемлемой частью ее жизни стали постоянные, порой невыносимые и мучительные боли и бесконечные операции.

Эту боль и трагедию художница пронесла не только через всю жизнь, но и через все свое искусство. Большая часть ее работ – это автопортреты, дополненные мучительными и мрачноватыми видениями, вывихнутого от боли и страданий сознания. «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего» – говорила Кало. И все ее искусство – это бесконечное наблюдение за собой, переживание себя в себе самом, выплеснутое на холст. Почти все ее работы написаны по следам событий собственной жизни: бурных и драматичных разрывов с мужем Диего Риверой, бесчисленных болезненных операций, галлюцинаций, посещавших ее на больничных койках. Художница и сама этого не скрывала: «Мое творчество — самая полная биография, которую я смогла написать».

Центральной точкой экспозиции и заглавным ее произведением стало полотно, написанное Фридой в 1944 году, – «Сломанная колонна». На этом автопортрете художница предстает перед нами искалеченной, с множественными увечьями, в лицо ее впиваются гвозди. Все тело Фриды туго стянуто обручами, которые не дают распасться на две части разодранному корпусу. Позвоночником художнице служит выщербленная и растрескавшаяся колонна, в которой отсутствует мощь, так свойственная именно этой части архитектурного сооружения. Не смотря на откровенно ужасные вещи, изображенные на полотне, эта картина обладает наивной и трогательной образностью, идущей от мексиканского фольклора.

Завершает выставку небольшая работа, выполненная маслом на металлическом диске. В ней через изменчивые сюрреалистические линии проступает главная тема всего творчества и, в сущности, всей жизни Фриды – изувеченное тело. Это произведение датировано 1954 годом – годом смерти художницы.

Главная особенность художницы – не в превосходном мастерстве ее работ (будем честны, произведения Фриды Кало обладают очень скромным живописным достоинством) и не в их сюрреалистичности. Основное достоинство Фриды Кало – это тотальная узнаваемость ее вещей вследствие их самобытности. В них тесно переплетены традиции европейской живописи начала ХХ века с сумрачным, животным и бесконечно густым и чувственным миром латиноамериканского фольклора, который так хорошо передал в своем романе «Сто лет одиночества» Гарсиа Маркес. Этот мир – завораживающий и таинственный – в произведениях художницы наложен на ее собственную судьбу. Сами по себе эти картины выглядят страшными, странными и непонятными, но, вписанные в контекст, в ткань сложного и трагичного пути Фриды Кало, они оживают и поражают своей непосредственностью, драматичностью и слепящей яркостью, как и сама жизнь художницы.

Источники фотографий:

01 – Фрида Кало, на снимке Н. Мюррея, 1938.

02 – Фрида работает над портретом своего отца, Гильермо Кало. 1951. Жизель Фройнд. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

03 – Картина «Две Фриды», 1939.

04 – Фрида Кало и Диего Ривера. 1931. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

05 – Карандашный набросок Фриды Кало «Авария», 1926.

06 – Рисунок Фриды Кало (1932) и фотография ее в 1951 г.

07 – Картина Фриды Кало «Сломанная колонна», 1944. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

08 – Фрида Кало «Круг», 1954.

Категория Статьи
Четверг, 11 Февраль 2016 00:00

Фрида Кало

3 февраля в Петербурге открылась выставка известной мексиканской художницы Фриды Кало. В Музей Фаберже привезли больше тридцати работ мексиканской амазонки авангардной живописи, а также множество фотографий и народных костюмов.

Выставочный график произведений Фриды Кало расписан на несколько лет вперед. За ними в прямом смысле слова стоят в очереди. Годами крупные художественные галереи и музеи всего мира борются за право выставить полотна мексиканской художницы в своих залах.

Это связано с тем, что основная часть произведений (около 250 работ) хранится в «Фонде Фриды Кало и Диего Риверы». Все эти вещи с 1984 года являются национальным достоянием Мексики, и большая их часть не может вывозиться за пределы не только Мексики, но и даже перемещаться внутри Мехико.

Последние десятилетия слава амазонки мексиканского авангарда неумолимо растет. При жизни о творчестве художницы, очень неоднозначном и во многом провокационном, предпочитали говорить как можно меньше. Если о современницах Кало на местной художественной сцене − Ремедиос Варо и Леоноре Каррингтон неустанно говорили, много и охотно писали, то о творчестве Фриды Кало до какого-то момента художественные критики намеренно умалчивали. Фактически, до 1993 года, когда в свет вышла книга Жана-Мари Гюстава Леклезио «Диего и Фрида», мексиканская художница была мало кому интересна. Яркий тому пример − афиша первой персональной выставки Фриды Кало, которая состоялась в Америке в 1939 году. Имя Фриды было ниже дополнено фамилией мужа, Диего Риверы − уже состоявшегося и широко известного на тот момент художника. Сейчас же зрителю, скорее, в первую очередь придется объяснять, кто такой Ривера, − Фрида Кало в особом представлении не нуждается.

Незаурядная биография художницы, по которой написаны книги и сняты фильмы, яркая, ни на что не похожая и несколько болезненная живопись, да и исключительная внешность Фриды настолько растиражированы, что неудивительно, если в Музее Фаберже зрители будут искать подтверждения сложившегося образа.

Выставку открывает один из первых рисунков Фриды – «Авария». Он выполнен в традиции так называемых ретабло − небольших посвятительных изображений, которые приносились верующими в дар церкви, как благодарность за спасение. С «Аварии» начинается выставка, равно как с нее же начинается творческий путь художницы. Именно чудовищная автодорожная катастрофа привела Фриду к живописи.

Когда ей исполнилось пятнадцать, она поступила в одну из самых престижных школ Мексики, где изучала медицину, – Фрида хотела стать врачом, посвятить этому делу жизнь. Но спустя три года случилась непоправимая катастрофа, которая в корне изменила и, вместе с тем, определила всю ее дальнейшую судьбу. 17 сентября 1925 года Фрида села в переполненный автобус, в который на полном ходу, не снижая скорости, въехал трамвай. Куски металла c удивительной легкостью пробили деревянную кабину старого автобуса. Один из поручней пронзил Фриду насквозь, сломав позвоночник девушки сразу в трёх местах. Позже в больнице были обнаружены переломы ребер, одиннадцать переломов правой ноги, вывих и раздробление стопы. Врачи были единодушны в своих мрачных прогнозах, но Фрида выжила вопреки всем диагнозам. Последствия этой ужасной катастрофы преследовали художницу до самой смерти. Она так и не смогла иметь детей – у нее было три выкидыша; неотъемлемой частью ее жизни стали постоянные, порой невыносимые и мучительные боли и бесконечные операции.

Эту боль и трагедию художница пронесла не только через всю жизнь, но и через все свое искусство. Большая часть ее работ – это автопортреты, дополненные мучительными и мрачноватыми видениями, вывихнутого от боли и страданий сознания. «Я пишу себя, потому что много времени провожу в одиночестве и потому что являюсь той темой, которую знаю лучше всего» – говорила Кало. И все ее искусство – это бесконечное наблюдение за собой, переживание себя в себе самом, выплеснутое на холст. Почти все ее работы написаны по следам событий собственной жизни: бурных и драматичных разрывов с мужем Диего Риверой, бесчисленных болезненных операций, галлюцинаций, посещавших ее на больничных койках. Художница и сама этого не скрывала: «Мое творчество — самая полная биография, которую я смогла написать».

Центральной точкой экспозиции и заглавным ее произведением стало полотно, написанное Фридой в 1944 году, – «Сломанная колонна». На этом автопортрете художница предстает перед нами искалеченной, с множественными увечьями, в лицо ее впиваются гвозди. Все тело Фриды туго стянуто обручами, которые не дают распасться на две части разодранному корпусу. Позвоночником художнице служит выщербленная и растрескавшаяся колонна, в которой отсутствует мощь, так свойственная именно этой части архитектурного сооружения. Не смотря на откровенно ужасные вещи, изображенные на полотне, эта картина обладает наивной и трогательной образностью, идущей от мексиканского фольклора.

Завершает выставку небольшая работа, выполненная маслом на металлическом диске. В ней через изменчивые сюрреалистические линии проступает главная тема всего творчества и, в сущности, всей жизни Фриды – изувеченное тело. Это произведение датировано 1954 годом – годом смерти художницы.

Главная особенность художницы – не в превосходном мастерстве ее работ (будем честны, произведения Фриды Кало обладают очень скромным живописным достоинством) и не в их сюрреалистичности. Основное достоинство Фриды Кало – это тотальная узнаваемость ее вещей вследствие их самобытности. В них тесно переплетены традиции европейской живописи начала ХХ века с сумрачным, животным и бесконечно густым и чувственным миром латиноамериканского фольклора, который так хорошо передал в своем романе «Сто лет одиночества» Гарсиа Маркес. Этот мир – завораживающий и таинственный – в произведениях художницы наложен на ее собственную судьбу. Сами по себе эти картины выглядят страшными, странными и непонятными, но, вписанные в контекст, в ткань сложного и трагичного пути Фриды Кало, они оживают и поражают своей непосредственностью, драматичностью и слепящей яркостью, как и сама жизнь художницы.

Источники фотографий:

01 – Фрида Кало, на снимке Н. Мюррея, 1938.

02 – Фрида работает над портретом своего отца, Гильермо Кало. 1951. Жизель Фройнд. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

03 – Картина «Две Фриды», 1939.

04 – Фрида Кало и Диего Ривера. 1931. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

05 – Карандашный набросок Фриды Кало «Авария», 1926.

06 – Рисунок Фриды Кало (1932) и фотография ее в 1951 г.

07 – Картина Фриды Кало «Сломанная колонна», 1944. Archivo Museo Dolores Olmedo (Dolores Olmedo Museum Archives)

08 – Фрида Кало «Круг», 1954.

Вверх