27 января исполняется 190 лет со дня рождения «великого сказочника» - писателя и журналиста Михаила Салтыкова-Щедрина.

Поэт и гражданин

Но нет пощады у судьбы

Тому, чей благородный гений

Стал обличителем толпы,

Ее страстей и заблуждений.

Николай Некрасов

Одни восхищались им, называя написанные эзоповым языком сказки, повести и рассказы автора «малой энциклопедией сатиры», а самого писателя - пророком и «прокурором русской общественной жизни и защитником России от врагов внутренних». Другие считали иносказательную манеру его повествований «рабьим языком», произведения — фантазиями, вырождающимися в «чудесный фарс» и не имеющими ничего общего с реальностью. «Мало найдется писателей, которых ненавидели бы так же, как Салтыкова-Щедрина», - отмечали современники. А он просто не хотел мириться с лицемерной «благонамеренностью» общества, выбрав для борьбы с фальшью сатирическую форму, которая позволяла свободно говорить о насущных проблемах.

Михаил Салтыков родился в 1826 году в дворянской семье потомственного дворянина и коллежского советника. Имение родителей находилось в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии. «Я вырос на лоне крепостного права. Вскормлен молоком крепостной кормилицы, воспитан крепостными мамками и, наконец, обучен грамоте крепостным грамотеем. Все ужасы этой вековой кабалы я видел в их наготе», - признавался он.

До десяти лет будущий автор «Пошехонской старины», «Господ Головлевых», «Губернских очерков» получал домашнее образование, после поступил в Московский дворянский институт, откуда через два года был переведен воспитанником в Царскосельский лицей – там и дебютировал в качестве… поэта. Первыми произведениями юного автора стали стихи, осужденные цензорами в лице руководства учебного заведения за «неодобрительное содержание». Тем не менее, некоторые из них были опубликованы в журнале «Библиотека для чтения» еще в годы его учебы.

В августе 1844-го Салтыков был зачислен на службу в канцелярию военного министра, а два года спустя получил место помощника секретаря. Однако литература уже тогда занимала его гораздо больше, чем служба: очерки начинающего писателя, в которых он не скрывал отношение к крепостничеству, отвращение к рутине и прописной морали, публиковались в журнале «Отечественные записки». Он добросовестно исполнял свои обязанности и быстро продвигался по служебной лестнице, но в наказание за «вольнодумство» в апреле 1847-го был отправлен подальше от столицы - в Вятское губернское правление в качестве канцелярского чиновника. Вернуться оттуда довелось лишь в 1855-м, а уже в следующем году в «Русском вестнике» появились его знаменитые «Губернские очерки», подписанные псевдонимом «Щедрин»: с тех пор имя этого автора не сходило с уст современников.

Энциклопедия сатиры

Лично я обязан литературе лучшими минутами моей жизни, всеми сладкими волнениями ее, всеми утешениями.

Михаил Салтыков-Щедрин

«Вчувствуйтесь в это изумительное лицо. Какая суровость! Какие глаза судьи! Какая за всем этим чувствуется особенная, твердая, подлинная доброта! Как много страдания, вырезавшего морщины на этом лице, поистине лице подвижника», - писал много лет спустя о Салтыкове-Щедрине нарком просвещения РСФСР А.В. Луначарский. За долгую чиновничью карьеру Михаил Евграфович успел побывать в разных городах России – был вице-губернатором в Рязани и управляющим Пензенской казенной палаты, по долгу службы исколесил самые отдаленные селения: свои наблюдения он запечатлел в виде сказок и повестей, которые публиковались на страницах журналов. А с 1868-го с радостью стал одним из самых активных сотрудников «Отечественных записок», редактором которого был Николай Некрасов. Благодаря постоянному общению с читателями посредством журнала, он чувствовал себя «на службе у литературы» - и эта мысль поддерживала, помогала жить и бороться с недугами. Запрет «Записок» воспринял как личную трагедию: «Несколько месяцев тому назад я совершенно неожиданно лишился употребления языка», - написал он в «Пёстром письме». «Были, знаете ли, слова, ну, совесть, Отечество, человечество, другие там еще… А теперь потрудитесь-ка их поискать!.. Надо же напомнить!..» – сокрушался он незадолго до смерти. Писатель до последней минуты продолжал обличать «легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казенной начинкою», которым «чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать». Потому что сам Салтыков-Щедрин, в отличие от большинства «коллег» по чиновничьему цеху, свое пребывание на государственной службе всегда расценивал не как возможность «возыметь» личные блага, а как бескорыстное служение во имя Отечества. На том и стоял.

Ольга ЯНКОВАЯ

Источники фото:

  1. Источник http://soyuz-pisatelei.ru/forum/43-1083-1

  2. И.Н.Крамской. Портрет писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина. 1879 г. Государственная Третьяковская галерея. Авторское повторение портрета находится в музее Института русской литературы. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kramskoj_-_saltykov-schedrin.jpg#/media/File:Kramskoj_-_saltykov-schedrin.jpg

Категория Россия

27 января исполняется 190 лет со дня рождения «великого сказочника» - писателя и журналиста Михаила Салтыкова-Щедрина.

Поэт и гражданин

Но нет пощады у судьбы

Тому, чей благородный гений

Стал обличителем толпы,

Ее страстей и заблуждений.

Николай Некрасов

Одни восхищались им, называя написанные эзоповым языком сказки, повести и рассказы автора «малой энциклопедией сатиры», а самого писателя - пророком и «прокурором русской общественной жизни и защитником России от врагов внутренних». Другие считали иносказательную манеру его повествований «рабьим языком», произведения — фантазиями, вырождающимися в «чудесный фарс» и не имеющими ничего общего с реальностью. «Мало найдется писателей, которых ненавидели бы так же, как Салтыкова-Щедрина», - отмечали современники. А он просто не хотел мириться с лицемерной «благонамеренностью» общества, выбрав для борьбы с фальшью сатирическую форму, которая позволяла свободно говорить о насущных проблемах.

Михаил Салтыков родился в 1826 году в дворянской семье потомственного дворянина и коллежского советника. Имение родителей находилось в селе Спас-Угол Калязинского уезда Тверской губернии. «Я вырос на лоне крепостного права. Вскормлен молоком крепостной кормилицы, воспитан крепостными мамками и, наконец, обучен грамоте крепостным грамотеем. Все ужасы этой вековой кабалы я видел в их наготе», - признавался он.

До десяти лет будущий автор «Пошехонской старины», «Господ Головлевых», «Губернских очерков» получал домашнее образование, после поступил в Московский дворянский институт, откуда через два года был переведен воспитанником в Царскосельский лицей – там и дебютировал в качестве… поэта. Первыми произведениями юного автора стали стихи, осужденные цензорами в лице руководства учебного заведения за «неодобрительное содержание». Тем не менее, некоторые из них были опубликованы в журнале «Библиотека для чтения» еще в годы его учебы.

В августе 1844-го Салтыков был зачислен на службу в канцелярию военного министра, а два года спустя получил место помощника секретаря. Однако литература уже тогда занимала его гораздо больше, чем служба: очерки начинающего писателя, в которых он не скрывал отношение к крепостничеству, отвращение к рутине и прописной морали, публиковались в журнале «Отечественные записки». Он добросовестно исполнял свои обязанности и быстро продвигался по служебной лестнице, но в наказание за «вольнодумство» в апреле 1847-го был отправлен подальше от столицы - в Вятское губернское правление в качестве канцелярского чиновника. Вернуться оттуда довелось лишь в 1855-м, а уже в следующем году в «Русском вестнике» появились его знаменитые «Губернские очерки», подписанные псевдонимом «Щедрин»: с тех пор имя этого автора не сходило с уст современников.

Энциклопедия сатиры

Лично я обязан литературе лучшими минутами моей жизни, всеми сладкими волнениями ее, всеми утешениями.

Михаил Салтыков-Щедрин

«Вчувствуйтесь в это изумительное лицо. Какая суровость! Какие глаза судьи! Какая за всем этим чувствуется особенная, твердая, подлинная доброта! Как много страдания, вырезавшего морщины на этом лице, поистине лице подвижника», - писал много лет спустя о Салтыкове-Щедрине нарком просвещения РСФСР А.В. Луначарский. За долгую чиновничью карьеру Михаил Евграфович успел побывать в разных городах России – был вице-губернатором в Рязани и управляющим Пензенской казенной палаты, по долгу службы исколесил самые отдаленные селения: свои наблюдения он запечатлел в виде сказок и повестей, которые публиковались на страницах журналов. А с 1868-го с радостью стал одним из самых активных сотрудников «Отечественных записок», редактором которого был Николай Некрасов. Благодаря постоянному общению с читателями посредством журнала, он чувствовал себя «на службе у литературы» - и эта мысль поддерживала, помогала жить и бороться с недугами. Запрет «Записок» воспринял как личную трагедию: «Несколько месяцев тому назад я совершенно неожиданно лишился употребления языка», - написал он в «Пёстром письме». «Были, знаете ли, слова, ну, совесть, Отечество, человечество, другие там еще… А теперь потрудитесь-ка их поискать!.. Надо же напомнить!..» – сокрушался он незадолго до смерти. Писатель до последней минуты продолжал обличать «легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях – пирог с казенной начинкою», которым «чего-то хотелось: не то конституции, не то севрюжины с хреном, не то кого-нибудь ободрать». Потому что сам Салтыков-Щедрин, в отличие от большинства «коллег» по чиновничьему цеху, свое пребывание на государственной службе всегда расценивал не как возможность «возыметь» личные блага, а как бескорыстное служение во имя Отечества. На том и стоял.

Ольга ЯНКОВАЯ

Источники фото:

  1. Источник http://soyuz-pisatelei.ru/forum/43-1083-1

  2. И.Н.Крамской. Портрет писателя М.Е. Салтыкова-Щедрина. 1879 г. Государственная Третьяковская галерея. Авторское повторение портрета находится в музее Института русской литературы. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kramskoj_-_saltykov-schedrin.jpg#/media/File:Kramskoj_-_saltykov-schedrin.jpg

Вверх