Суббота, 20.02.2016

Великие фальсификаторы

Многие помнят один из эпизодов советского сериала «Следствие ведут знатоки» о группе преступников, промышляющей подделкой ювелирных изделий. Один из героев в исполнении Николая Караченцова – молодой и невероятно одаренный художник, изготавливающий фальшивые изделия Фаберже. Он настолько совершенно и виртуозно освоил манеру работы великого ювелира, что его авторство выявилось только благодаря чрезвычайно сложному технологическому анализу – лучшие эксперты не смогли определить подделку. В какой-то момент герой Караченцова осознает, что такого рода работа лишает его вещей, в которые он вложил все свое мастерство и душу. Он решает, что лучше понести справедливое наказание, чем не иметь возможности творить от собственного имени. Как мы видим, тщеславие и жажда признания возобладали над инстинктом самосохранения.

И действительно, работа фальсификатора требует не только филигранного художественного мастерства, знания множества технологических особенностей создания художественного произведения, но и определенного самоотречения. Художник может выполнить превосходную по качеству вещь, но, как только на ней появляется подпись известного живописца, картина перестает принадлежать этому автору. Никто и никогда, скорее всего, так и не узнает, что такое совершенное по своим художественным характеристикам произведение создал не именитый мастер, но безымянный живописец – не менее одаренный и талантливый. Чтобы выполнить идеальную подделку, к которой не смогут придраться даже самые опытные и искусные эксперты, художник должен полностью отказаться от собственной неповторимой живописной манеры, личного видения, а в конечном счете − он должен отказаться от себя.

Впрочем, мир искусства знает немало историй, когда фальсификаторам удалось непревзойденно повторить манеру подделываемых авторов и тем самым обвести вокруг пальца авторитетных экспертов, коллекционеров и музейщиков.

Хан ван Меегерен

Самым известным и действительно гениальным фальсификатором считается голландец Хан ван Меегерен. Он был живописцем и собственные работы писал в стилистике старых мастеров, но они, к сожалению, не имели спроса. Именно невостребованность толкнула художника на преступный путь. Громкую славу ему принесли не его собственные полотна, а великолепно выполненные подделки картин «малых голландцев» − Яна Вермеера и Питера де Хоха.

Исполнить полотно, абсолютно копируя чужую манеру, – это хоть и важная, но все же только часть задачи. Подделывая художников начала XX века, можно не придавать большого значения живописной технологии, но, фальсифицируя произведения старых мастеров, необходимо сделать так, чтобы картина была с налетом «патины времени», то есть выглядела старинной и видавшей виды. Одной из главных проблем всех художников, писавших подделки под старину, был кракелюр – сетки тончайших и мелких трещин, покрывающие красочный слой. Именно он зачастую становился ключевой зацепкой, позволявшей разоблачить изготовителей фальшивок.

Ван Меегерен потратил немало времени на то, чтобы понять, каким образом можно придать своим произведениям старинный вид. В итоге он изобрел специальную масляную краску, которая высыхала за несколько часов в печи так, словно сохла на протяжении полувека, а на ее поверхности проступали заветные кракелюры.

Первая же работа фальсификатора «под Вермеера» − «Христос в Эммаусе» − была атрибутирована известным искусствоведом Брёдиусом как безусловное произведение Вермеера Делфтского. Более того – одно из лучших. Меегерену это, несомненно, польстило, но в то же время ему хотелось разоблачить самого себя и тем самым уничтожить искусствоведческую репутацию Брёдиуса. Впрочем, это желание отпало, когда работу художника за 50 тыс. фунтов стерлингов купил Музей Боймана в Роттердаме. Меегерен написал семь картин «раннего Вермеера», то есть того периода, который в творчестве живописца наименее изучен и труднее поддаётся проверке. Все проданные поддельные полотна принесли Меегерену около 2 млн. фунтов стерлингов, что в переводе на современные цены равняется 20 млн.

Разоблачили Меегерена в самом конце Второй мировой войны. В соляной шахте была обнаружена работа Яна Вермеера «Христос и грешница» − там ее надежно спрятал Герман Геринг. Первой реакцией была безудержная радость: найден еще один шедевр великого живописца! Однако радость сменилась недоумением: откуда у фашистов оказалась эта картина? Верно, им ее продал кто-то из голландцев. А в то время, надо сказать, за любого рода сотрудничество с нацистами в Голландии полагалась смертная казнь. В архивах следователи обнаружили следы цепочки, приведшей их к художнику Хану ван Меегерену. Под страхом смертной казни Меегерену ничего не оставалось, кроме как во всем сознаться. Он рассказал следователям, что якобы расшатывал экономическую мощь Третьего рейха, продавая нацистским офицерам фальшивые полотна. Чтобы не быть голословным, Меегерен в присутствии полиции написал картину под Вермеера — «Молодой Христос, проповедующий в храме». В итоге великий фальсификатор избежал смертной казни, но наказания все же не избежал: ему дали год тюрьмы за мошенничество.

Эльмир де Хори

Об этом выдающемся изготовителе фальшивых картин Матисса, Модильяни, Пикассо и других известных и дорогих художников конца XIX- начала XX века пишут книги и снимают фильмы. За свою жизнь он создал тысячи подделок (в основном графических работ) – от импрессионистов и постимпрессионистов до модернистов. Уверенность в себе и своих произведениях, а также неслыханная наглость невероятно помогали ему в продаже собственных фальшивок. Еще при жизни Пикассо, он умудрился продать его официальному представителю в Нью-Йорке несколько подделок великого живописца. Затем ему пришла в голову мысль − продать свои работы самым крупным американским музеям и галереям. Он активно предлагал им гуаши, акварели, и рисунки из своей «коллекции», которая усилиями «коллекционера» росла не по дням, а по часам. За два года крупнейшие музеи и частные галереи Америки приобрели бесчисленное количество небольших живописных полотен, рисунков, акварелей и других «подлинных шедевров» Матисса, Пикассо, Брака, Шагала, Боннара, Дега, Дюфи, Модильяни, Ренуара.

Но, как известно, «сколько веревочке ни виться – все равно конец будет». Обман обнаружился после того, как в 1960-х годах техасский нефтяной магнат Алгур Медауз внезапно обнаружил, что все жемчужины его коллекции − произведения «Модильяни», «Пикассо», «Матисс» и других – не что иное, как искусно выполненные подделки. Медауз подал в суд, но де Хори с помощью своего знакомого удалось скрыться и избежать наказания. Он переехал в Испанию, где продолжил рисовать, правда, теперь уже подписывал работы своим именем.

После смерти художника, крупные аукционные дома – Sotheby’s и Christie’s стали продавать его работы под его же именем: стартовая цена на одни работы была несколько сотен долларов, а на некоторые доходила и до нескольких тысяч. В начале 1990-х годов эксперты обратили внимание на то, что качество работ де Хори было очень неравномерным, и заподозрили, что самого великого фальсификатора тоже кто-то подделывает. Поэтому торги работами художника решили прекратить.

Джон Майатт

Джон Майатт совершил крупнейшую аферу XX века в области искусства. Искусствоведы называют его одним из самых гениальных изготовителей фальшивых картин в мире.

Джон Майатт был никому не известным учителем рисования, но, овдовев и оставшись с двумя детьми, он был вынужден искать альтернативные способы заработка, так как жалования учителя катастрофически не хватало. Он дал объявление в газету, где предлагал «идеальные копии мировых шедевров за 150 и 200 фунтов стерлингов». Спустя некоторое время ему позвонил мужчина – некий профессор Дрю – и заказал Майатту сразу несколько работ.

За семь лет художник написал 180 картин для своего загадочного покупателя. Все полотна были атрибутированы известными экспертами как оригиналы Пикассо, Шагала, Ван Гога, Матисса, Ренуара и других не менее известных художников. Множество произведений кисти Майатта были проданы на аукционах Christie’s и Philips в Лондоне, а также в Париже и Нью-Йорке.

В 1995 году Майатта арестовали и приговорили к году тюремного заключения. Следователям удалось проследить большую часть его фальшивых картин, но не всех. Не исключено, что на сегодняшний день некоторые работы Майатта хранятся в чьих-то частных коллекциях, как подлинные произведения великих живописцев.

По выходе из тюрьмы Джон вернулся к своему прежнему занятию, но теперь уже в легальном статусе. Майатт продолжает писать копии с картин знаменитых художников, но честно ставит рядом с подписями признанных мастеров свою собственную.

Источники фотографий:

01 – Джон Майатт, подделка 2012 г. картины «Девушка с жемчужной сережкой» Яна Вермеера.

02 – Хан ван Меегерен во время суда.

03 – Пигментные красители, принадлежавшие Хан ван Меегерену.

04 – Картина ван Меегерена «Трапеза в Эммаусе» («Христос в Эммаусе»). 1937.

05 – Хан ван Меегерен за работой над картиной «Молодой Христос в храме среди учителей». 1945.

06 – Эльмир де Хори.

07 – Картина в стиле Модильяни работы Эльмира де Хори.

08 – Эльмир де Хори на фоне своей картины в стиле Пикассо.

09 – Выставка в Национальном Музее преступлений и наказаний в Вашингтоне в 2010 г. Рядом с картиной де Хори (слева) находится и картина Майатта – подделки Модильяни.

10 – Джон Майатт

11 – Джон Майатт.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Вверх